Глава 22
Робинзон

Система Муфрид, планета Лантинда. 20 декабря 3304 года.

Снежный варан приподнялся на мощных лапах и, приподняв тонкую корку наста, слегка высунулся из укрытия. Расположенные на самой макушке глаза хищника позволили ему, практически не выдавая себя разглядеть нескольких леммингов, беззаботно копошащихся в снегу возле торчащей из-под снега веточки.

Ящерица слегка повела головой, чтобы получше разглядеть возможную добычу и нетерпеливо переступила с лапы на лапу. Лемминги редко появлялись на поверхности снежного покрова, тем более в таком количестве. Сейчас их внимание привлек небольшой бледно-зеленый росток, упрямо пробившийся через полуметровый снежный нанос и теперь беззащитно дрожащий на ледяном ветру.

Когда то давно планета Лантинда имела почти по всей своей поверхности ровный умеренный климат, но в результате случившейся несколько тысячелетий назад космической катастрофы все изменилось. Гравитационный шторм невиданной силы изменил орбиту планеты, и Лантинда оказалась несколько дальше от звезды, чем первоначально. Поверхность планеты быстро замерзла, а многочисленные представители флоры и фауны тихо и незаметно вымерли. Остались лишь те, кто сумел приспособиться к суровым условиям нынешнего климата, способные выжить в многодневных буранах, наметающих многометровые сугробы, и перепады температуры, иной раз падающей до минус ста двадцати.

Помимо абсолютно непредсказуемого климата Лантинда имела про запас еще немало сюрпризов. Планетарная кора, все еще не пришедшая в норму после гравитационной бури, периодически встряхивала поверхность планеты землетрясениями, нередко весьма серьезными и приводящими к многокилометровым разломам в и без того практически мертвой земле. На месте недавних равнин неожиданно возникали высоченные хребты, а вчерашние горные пики вдруг исчезали, оставляя после себя ровную как футбольное поле местность. Периодически на поверхность изливались лавовые реки, в местах, где планетарная кора была слишком тонкой, после чего на этом месте на некоторое время возрождалась почти утерянная жизнь. Впрочем, надолго ее не хватало, поскольку новоявленный оазис среди ледяной пустыни в один прекрасный день исчезал, так же как и появлялся…

Варан издал тихое шипение и медленно перенес вес тела с лапы на лапу. Завывающий в сугробах ветер заглушал и без того почти бесшумные перемещения снежного охотника, а вьющаяся над ними поземка надежно маскировала любое движение. Глаза же варана, приспособленные к ледяному ветру и колючему снегу, превосходно различали копошащихся в трех метрах впереди снежных мышек.

Покрытая густым белым мехом ящерица напряглась, перенося вес тела на задние лапы и готовясь к броску. Отделившийся от стаи лемминг стал идеальным кандидатом на роль обеда. Варан присел и…

Ветер очередной раз взвыл диким голосом, а затем в воздухе зародился тонкий свист, сопровождаемый нарастающим гулом. Варан насторожился и поднял голову, прислушиваясь к необычному звуку. Спустя несколько секунд ко все усиливающемуся свисту присоединился трепещущий шелест. И, наконец, прорвавшись сквозь низкие тучи, над равниной с жутким визгом вспыхнул огненный клубок, стремительно приближающийся к земле.

Перепуганные лемминги во мгновение ока исчезли под снегом. Варан досадливо тявкнул, но налетевший горячий шквал заставил хищника отказаться от попытки преследования ускользнувшей добычи. Ящер моментально закопался в снег и уже не видел, как объятое пламенем тело с воем пронеслось над равниной, затем шлепнулось на брюхо, пропахало километровую борозду в глубоком снегу и, наконец, тяжеловесно остановилось в скоплении торосов на берегу некогда широкой, а ныне промерзшей до самого дна реки…

? ...разгерметизация!.. Внимание, разгерметизация!..

Марсель с трудом разлепил отчаянно не хотевшие раскрываться глаза. Голова гудела как колокол, а тело почти отказывалось повиноваться, и рейнджер потратил немало времени, чтобы понять, что произошло.

Кое-как подняв голову, он сквозь застилающий глаза туман увидел перед собой знакомую панель управления с хаотично перемигивающимися индикаторами, образовывающими узор, не имевший ничего общего с привычным рисунком. Мониторы демонстрировали лишь черноту, а о голографическом навигаторе не было и напоминания.

Марсель тряхнул головой, но добился только ощущения, словно его огрели кувалдой по шлему. Рейнджер со стоном откинулся на спинку кресла, только сейчас ощутив его за спиной. Затем прикрыл глаза и попытался, несмотря на жуткую головную боль и ломоту во всем теле, сосредоточиться.

Через какое-то время это удалось и рейнджер, пробудив внутренние резервы, заставил отступить боль и слабость. Удалось это, правда, лишь частично, но и этого вполне хватило, чтобы Марсель сумел дотянуться до аварийного контейнера под штурвалом и достать оттуда универсальный инъектор.

Непослушными пальцами набрав комбинацию на пульте прибора, рейнджер вогнал иглу в запястье и спустя минуту почувствовал прилив свежих сил, а боль отступила совсем. Марсель знал, что это лишь временно, и после организм отомстит за все жуткой слабостью, однако пока стимулятор действовал, стоило разобраться в ситуации.

Вспомнив атаку на Блазера, закончившуюся гибелью рейнджера Илиами, Марсель вспомнил и ответный удар огромного доминатора, повредивший двигатели его машины и на короткое время лишивший корабль управления.

Блазер второпях пальнул вдогонку еще раз, но промахнулся, поскольку был занят проблемой посерьезнее ? в пробитой ранее дыре взорвался корабль Илиами, а затем сдетонировала и находящаяся на его борту кварковая бомба, превратив внутренности поврежденного сектора робота в термоядерный ад.

Следом рванули и две других, на этот раз окунув уже внешнюю броню доминатора в бушующее море свирепого пламени, которое впрочем не собиралось довольствоваться лишь этой добычей. Огненная волна с легкостью догнала беспомощно болтающиеся в пространстве корабли Марселя и Василия, и если бы те не успели за время неуправляемого дрейфа довольно глубоко провалиться в атмосферу Лантинды, на обоих можно было бы оформлять посмертную страховку. И все же ударная волна вкупе с плазменным душем напоследок как следует тряхнула поврежденные машины, заставив их беспомощно закувыркаться вниз.

Последующих событий Марсель уже не помнил, поскольку от удара потерял сознание, но судя по всему, в какой-то момент автопилот сумел взять машину под контроль и пусть довольно жестко, но все же посадить ее на планету относительно целой.

Вот только насколько целой?..

Зрение прояснилось, и глазам Марселя предстала безрадостная картина погасшей панели управления. Лишь динамик коммуникатора издавал тихое шипение, однако несколько попыток привести прибор в чувство окончились безрезультатно. Большинство других устройств и вовсе не реагировали на команды.

Прозрачный армолит блистера растрескался, но выдержал, а кроме того, сильно запотел. Первое Марселя не волновало, поскольку при должной энергетической подпитке материал довольно быстро восстанавливался, а вот второе говорило о том, что снаружи царит собачий холод.

Кроме того, компьютер продолжал монотонно бубнить о разгерметизации, а значит, была пробита обшивка.

Марсель снял шлем и сразу почувствовал, как похолодало в кабине. Судя по всему повреждение корпуса было значительным. Хотя чему удивляться после такого приземления?

? Разве что тому, что сам еще жив…? вслух ответил сам себе Марсель.

В ответ на голос пилота компьютер прекратил свою занудную песню и выдал на один из заработавших мониторов общую телеметрию корабля. Выходило, что добрая половина бортовых систем не функционировала, а те, что еще работали, находились в состоянии, далеком от идеального.

? М-да…? констатировал рейнджер и, нацепив шлем, стал пробираться к наружному люку.

Унывать было не в его принципах, к тому же Марсель знал, что система репарации корабля рано или поздно приведет его в порядок, по крайней мере, настолько, чтобы можно было добраться до ближайшей ремонтной базы. Правда для этого репаратору требовалась прорва энергии, но кварковый генератор корабля вырабатывал ее более чем достаточно.

Автоматика люка, разумеется, не работала, и Марселю пришлось вручную сдвигать тяжеленную панель в сторону. Едва он справился с этой задачей, как налетевший порыв ураганного ветра чуть не сдул его на землю. Ко всему прочему, ветер нес с собой огромные хлопья снега, за несколько минут организовавшие в открытом шлюзовом отсеке целый сугроб, а кроме того сильно ухудшавшие видимость. Не добавляли радости и быстро сгущающиеся сумерки, надежно гарантирующие, что скоро по всем правилам зимней погоды станет еще хуже.

Марсель всмотрелся в пейзаж, пытаясь разглядеть сквозь усиливающийся снегопад хоть что то, но успеха не добился и со вздохом закрыл люк.

Пробравшись в трюм он вытащил из аварийного комплекта спальные принадлежности, припрятанные там на случай подобный этому. Надвигалась ночь, и замерзать в разгерметизированой кабине совсем не хотелось. Вручную разложив пилотское кресло в горизонтальный режим, Марсель расстелил на нем двойной матрас с автономной системой обогрева, батареи которой хватало на трое суток непрерывной работы и, не снимая комбинезона, улегся.

Поправив не слишком удобную надувную подушку и укрывшись другой половиной матраса, рейнджер набрал на пристегнутом к предплечью органайзере код, запускающий независимую систему безопасности корабля. Теперь ни один живой и вообще движущийся объект не мог подобраться к кораблю незамеченным ближе чем на километр.

Довольно кивнув подмигнувшему с экрана зеленому индикатору, сигнализирующему, что все в порядке, Марсель закрыл глаза и не заметил, как провалился в сон.

Разбудил его сигнал органайзера и тихий скрежет за бортом. Марсель приоткрыл один глаз и тут же зажмурился от яркого света. Несмотря на заволокшие небо непроницаемые тучи белый снег, в изобилии имевшийся за стеклом кабины, слепил глаза весьма успешно.

Привыкнув к свету, рейнджер огляделся вокруг и обнаружил причину пробудившего его шума. На макушке блистера деловито восседал снежный варан и настырно царапал армолит громадными когтями. Зверюга явно вознамерилась пробраться внутрь, не понимая, что ее когтей для этого явно недостаточно.

Марсель приподнялся и от души грохнул кулаком по стеклу прямо под вараном. Ящерица подскочила на месте и с завидной прытью скатилась с блистера, тут же исчезнув в глубоком снегу.

Рейнджер усмехнулся и, приведя кресло в нормальное положение, стал изучать приборную панель. За ночь системы репарации явно потрудились на славу, поскольку прикосновение к сенсорам оживило сканер и навигационную систему, а бортовой компьютер вместо шаблонного набора фраз порадовал осмысленной речью.

Однако до полного восстановления машины было еще далеко, поскольку двигатели и прочие важные узлы были повреждены куда серьезнее. Впрочем, Марсель никуда не спешил. Наскоро перекусив питательными концентратами из набора НЗ и порадовав себя настоящим кофе, купленным еще вместе с Герхардом, он проверил комбинезон и шлем и собрался на прогулку. Сидеть на месте было чертовски скучно, а кроме того рейнджера заинтересовало одно из сообщений борткомпьютера. Просеяв восстановленным сканером окружающую местность тот засек в трех километрах восточнее крупный металлический массив, и теперь Марселю не терпелось выяснить, что же это такое. По данным галактического атласа на Лантинде никогда не было поселений колонистов и даже неугомонные шахтеры не удостаивали ее своим вниманием ввиду бедности планеты природными ресурсами. Вполне возможно, что это была одна из баз доминаторов, а стало быть, на планете все же нашлось нечто такое, что привлекло внимание интервентов. Как правило, роботы не строили свои базы там, где не было ничего интересного.

Надев шлем и загерметизировав костюм ? по данным компьютера температура за бортом даже с приходом утра не собиралась подниматься выше минус восьмидесяти ? Марсель выбрался из корабля и моментально утонул в снегу почти по грудь. Впрочем, сугробы были довольно рыхлыми, и Марсель без особых трудностей добрался до ближайшего тороса. Взобраться на него было делом плевым, и рейнджер получил возможность окинуть взглядом прилегающие территории.

Вокруг, насколько хватало глаз, простиралась ослепительно белая пустыня с редкими торосами и скальными выходами, только благодаря своим крутым склонам не засыпанными снегом полностью. Горизонт терялся в тумане, который местами висел и поблизости, рваными клочьями выползая из ложбин и расщелин.

Марсель оглянулся назад. Его корабль стоял, зарывшись носом в снег и накренившись на правый борт. Ночной буран постарался на славу, порядочно засыпав пострадавшую машину, однако часть снега уже была сметена с корпуса деловито ползающим по нему репаратором. Периодически дроид посверкивал дугой сварочного аппарата, восстанавливая обшивку и поврежденные коммуникации.

Марсель довольно кивнул сам себе. Его корабль умел позаботиться о себе даже после столь жесткого приземления. Через пару-тройку дней машина сумеет подняться на орбиту и добраться до ближайшей обитаемой планеты, а там квалифицированные ремонтники доделают остальное.

Пока же можно было заняться исследованием окружающей местности, а любопытства для этого Марселю вполне хватало. Рейнджер запустил органайзер на предплечье и вывел на экран данные со сканера. Определив направление, в котором был обнаружен массив металла, Марсель спрыгнул с тороса и, стараясь держаться поближе к скалам, где снег был не столь глубоким, направился в ту сторону.

Пару раз рейнджер спугивал копошащихся в снегу снежных варанов, а затем наткнулся на вовсе невиданную помесь птицы и млекопитающего, покрытую прочными, как сталь перьями и чрезвычайно агрессивную. Встреться такая зверушка ему на другой планете, где окружающая среда не требовала бы ношения защиты, и встреча стала бы последней в жизни рейнджера. А так удар мощного трехметрового крыла лишь отбросил Марселя на несколько метров, но бронированный комбинезон защитил его от острых как бритва кромок перьев и немалого размера клыков, когда зверь бросился к упавшему в снег рейнджеру с намерением перекусить его пополам.

Вывернувшись из массивных лап невиданной зверюги, Марсель выхватил нож и, дождавшись следующего броска не собирающейся так просто отставать твари, нанес секущий удар по напоминающей медвежью морде.

Как об камень. Зверюга даже не почесалась, а от ответного удара тяжелой лапы рейнджер с трудом увернулся, справедливо полагая, что прочность бронекостюма не бесконечна.

Монстр глухо рявкнул, издав звук, напоминающий камнепад, и резво прыгнул к Марселю. Тот снова отскочил в сторону, но зверина, очевидно имеющая некие зачатки разума, предвидела такой маневр, и удар массивной лапы отшвырнул рейнджера еще на десяток метров, как раз к краю трещины в скале, уходящей на порядочную глубину.

Марсель сделал перекат, быстро вскочил и рывком взлетел на возвышающуюся рядом с обрывом двухметровую скалу. Это дало ему несколько секунд форы, поскольку зверь, не собирающийся отставать, слегка замешкался, готовясь к прыжку. Понимая, что по-хорошему разойтись здесь не получится, Марсель решил не мудрствовать.

Интелмат комбинезона, повинуясь мысленной команде, мгновенно выдал в руку рейнджера дезинтегратор и, в следующее мгновение, взметнувшееся в прыжке тело упрямой зверюги навылет прошило пучком позитронов. Монстр утробно рявкнул и с грохотом вонзился обезображенной головой в скалу, на которой стоял Марсель, едва не сбросив его оттуда. Впрочем, рейнджеру и без того пришлось в спешном порядке эвакуироваться со своей позиции, поскольку острые крылья бьющейся в конвульсиях зверюги создавали вокруг нее добрый десяток метров зоны сплошного поражения. Кроме того, несмотря на простреленную голову, монстр все еще был жив и даже силился встать на лапы.

Марсель покачал головой, поскольку изначально не собирался убивать упрямого зверя, и прострелил тому мощную шею, после чего монстр, коротко дернувшись, затих.

? Да уж, прогулка... ? хмыкнул Марсель, пряча оружие в кобуру.

Рейнджер еще пару минут постоял неподвижно, прислушиваясь к окружающей обстановке и надеясь, что шум схватки не привлек сюда приятелей убитого зверя. Затем обошел труп и направился в прежнем направлении, туда, где сканер все отчетливее выхватывал из морозной пелены металлические конструкции. В том, что это хозяйство принадлежит доминаторам, сомнений уже не было, поскольку выхваченные сканером очертания металлического массива приблизительно соответствовали контурам их стандартной базы. Правда были еще некоторые отличия, но это было и понятно, ведь доминаторы явились на Лантинду не ради захвата планеты, ибо захватывать здесь было попросту некого.

Увлеченный изучением показаний сканера Марсель даже не обратил поначалу на торчащий на недалеком холме высокий аккуратный сугроб. А когда понял, что это может быть, то рухнул в снег, проклиная себя за невнимательность.

Впереди, занесенный наполовину снегом, стоял самый настоящий доминатор. Робот не двигался с места и не подавал никаких признаков активности и Марсель предположил, что этот агрегат стоит тут уже давно и промерз насквозь. Однако фотоумножитель шлема позволил разглядеть, что на головном модуле робота вращается антенна радара, а стало быть, доминатор еще функционировал. Было странным то, что он не заметил бредущего по равнине человека, хотя вполне возможно робот просто принял его за очередного представителя местной фауны, которые доминаторов судя по всему не интересовали.

Поначалу у Марселя возникла мысль подобраться поближе и рассмотреть все как следует. Было непонятно, откуда здесь взялся этот робот и что, собственно, он тут делает. Однако, подумав, рейнджер решил отказаться от этой затеи, дабы лишний раз не провоцировать доминатора на пересмотр своего отношения к окружающей живности.

Такое, кстати, уже случалось. Марсель вспомнил, как несколько лет назад его и еще десяток сорвиголов занесло на планету Персефона, где доминаторы захватили крупнейший в системе металлургический завод. Однако еще до прибытия рейнджеров роботы едва сами не покончили жизнь самоубийством. А началось все с того, что в корпус одного из патрульных пробрался любопытный мраморный хомяк, которые в изобилии водились в прилегающих пустошах, и на которых доминаторы не обращали никакого внимания. Хомяк между делом перегрыз несколько управляющих магистралей, а когда полупарализованный робот умудрился-таки вытряхнуть грызуна из своих недр, был тут же идентифицирован как агрессор. Недальновидные доминаторы незамедлительно занесли мраморных хомяков в разряд врагов и объявили безобидным зверушкам настоящую войну. Под конец этого представления в штурмовой команде Марселя едва не отпала надобность, поскольку доминаторы собственноручно раздолбали добрую половину своей базы, отстреливая вертких грызунов.

Марсель быстро огляделся и, не вставая, перекатился к ближайшему скальному выступу. Там он привстал и короткими перебежками принялся продвигаться в обход доминатора, имитируя перемещения хищного зверя. Таким образом, через несколько минут он незамеченным добрался до более значительного нагромождения камней, где смог выпрямиться в полный рост и осмотреться.

Судя по обнаруженному роботу, база доминаторов находилась не более чем в километре, поскольку именно на такое расстояние обычно отходили их патрульные. Это подтверждал и сканер, все четче рисующий на экране картину металлического массива впереди. Кое-что в его показаниях правда озадачило Марселя, и после минуты размышлений рейнджер пришел к выводу, что помимо наземных построек база имеет еще и значительные подземные коммуникации, по объему значительно превосходящие первые. Что это означало, Марсель не знал, но надеялся выяснить хотя бы частично.

? Что же вы тут затеяли, ребята?.. ? пробормотал он, пробираясь между нагромождениями скользких камней и стараясь, чтобы все издаваемые им шумы не превышали по громкости завывающий в скалах ветер.

Пискнул органайзер. Вслед за ним ожил интелмат комбинезона.

? Фиксирую движение!.. Направление ? юго-восток, скорость ? пять узлов, расстояние до объекта ? шестьсот тридцать метров...

? Доминатор?..

? Весьма вероятно.

? Чтоб его...

Марсель нырнул в снег в ложбинке между двумя валунами и замер, пристально глядя в указанном направлении и стараясь разглядеть что-либо сквозь туман. Вскоре издали донесся тихий шелест, а затем из бледной пелены неторопливо выплыл экроплан, несущий на себе ярко-красного робота, бдительно поводящего по сторонам стволами лазерных установок. Марсель на всякий случай огляделся в поисках путей отступления, на случай, если блазероиду захочется наведаться в его укрытие, однако робот невозмутимо проплыл мимо, направляясь к застывшему в снегу доминатору, которого Марсель засек до этого.

Робот добрался до сугроба с торчащей из него антенной и замер. Марсель некоторое время полежал неподвижно, ожидая что будет дальше, но ничего не происходило и рейнджер, осторожно покинув укрытие, двинулся дальше.

Прокравшись еще около километра в прежнем направлении и слегка утомившись от ходьбы по глубокому снегу, Марсель добрался до скальной гряды, за которой судя по всему и располагалась база доминаторов. Это подтверждали и периодически доносящиеся из-за гряды звуки, лязг металла, треск камней и разнообразные повизгивания приводов. По видимому доминаторы были активно заняты какой то работой, связанной с проникновением в недра планеты, и рейнджеру до жути было интересно узнать, что же интервентам там понадобилось.

Осторожно поднявшись по скользким, то и дело норовящим выскочить из-под ног камням, Марсель медленно приподнял голову и выглянул из-за скалы.

Представшая его глазам картина была довольно любопытной, если не сказать больше. Обширная каменистая равнина площадью в квадратный километр была покрыта металлическими плитами и окружена типичными для доминаторских баз постройками, выполняющими разнообразные функции. Были здесь и несколько орудийных турелей, однако малой мощности, очевидно построенные роботами на всякий случай, ввиду отсутствия на планете разумной и способной к сопротивлению захватчикам жизни. Главное же происходило в центре, где посреди металлического покрытия зияла шестигранная дыра диаметров в пару сотен метров, по периметру которой стояли разнообразные, невиданные рейнджером прежде механизмы непонятного назначения.

Впрочем не все. В нескольких малоподвижных, громоздких, но ощутимо мощных конструкциях, бдительно опекаемых доминаторами, Марсель узнал модифицированные энергетические буры. Они периодически посверкивали рабочими контурами, всаживая вглубь ямы плазменные факелы. Другие машины, расставленные вокруг в большом количестве, вслед за разрядами буров начинали просеивать глубины десятками лазерных лучиков, явно выискивая что-то на дне довольно глубокого, как понял Марсель, провала. Затем вступали в действие шесть сферических конструкций, расставленных по одной на каждой стороне шестигранной ямы. Серебристые сферы окутывались сполохами малиновых молний и начинали ощутимо вибрировать, сотрясая воздух низким, чуть ли не уходящим в инфразвук гулом. Продолжалось это около минуты, после чего на некоторое время вокруг ямы наступала тишина. Затем цикл повторялся заново.

Понаблюдав с полчаса за непонятной деятельностью доминаторов, Марсель понял, что ничего нового он не увидит и огляделся в поисках пути, способного незаметно провести его поближе. Однако как раз в этот момент, после очередного плазменного разряда из ямы с визгом вылетел ослепительный сгусток пламени и вонзился в один из буров, разнеся его в клочья. Обломки механизма разлетелись едва ли не по всей площади базы, а вслед за этим на ее территорию обрушилась звуковая какофония, поскольку вертящиеся возле ямы доминаторы дружно разрядили все свое оружие в неведомый источник угрозы. Из ямы с грохотом вырвался столб пламени вперемешку с осколками камня, а затем последовали еще два точных выстрела неведомого стрелка, уничтожившие серебристую сферу и одного из роботов.

Доминаторы прекратили огонь и вновь рассредоточились по периметру дыры, а затем со стороны главного корпуса базы двинулась шеренга роботов, оснащенных навесными репараторами и, подкатив к покореженному остову ? всему что осталось от непонятного назначения сферы, принялись сноровисто возводить новую.

Марсель хмыкнул. Доминаторы довольно упрямо пытались достать то, что скрывалось под землей, несмотря на периодическое сопротивление их неведомой цели. А стало быть, там вполне возможно скрывался некий враг доминаторов, с которым стоило по возможности установить контакт.

Марсель бросил взгляд на показания сканера. Теперь, когда он находился практически вплотную к базе доминаторов, на экране отчетливо были заметны обширные подземные коммуникации, обладающие определенной знакомой структурой. Поразмыслив пару минут рейнджер пришел к выводу, что несколько массивных объектов, окружающих один, еще более крупный и связанных с ним сетью переходов, чертовски напоминали бункер или автономный саркофаг, в котором обычно хранилось нечто опасное или запрещенное, например оружие. Правда Марсель никогда не слышал о подобных сооружениях на забытой всеми Лантинде, однако доминаторы судя по всему знали больше.

Понять, что же хранилось в обнаруженном саркофаге, было невозможно, поскольку его стенки отражали все виды излучений и сканер видел лишь его внешние контуры. Однако блазероиды судя по всему прекрасно знали о содержимом, иначе не продолжали бы с таким упорством пробиваться вглубь камня.

Земля под ногами ощутимо вздрогнула, затем еще раз. Поначалу Марсель не обратил на это внимания, приписывая толчки деятельности доминаторов или же нестабильной коре планеты, однако прислушавшись, понял, что не так. В полукилометре восточнее базы проходил каньон, местами достигающий глубины в пару сотен метров. Удары доносились именно оттуда.

Марсель еще не успел ничего предположить, как доминаторы вокруг ямы заволновались и начали настороженно крутиться во все стороны. Это было последнее, что они успели сделать. Низкая пелена тумана внезапно полыхнула оранжевым свечением, словно на дне каньона вспыхнул пожар, а затем из молочной завесы с визгом выскочил шлейф ракет и с оглушительным грохотом разорвался на территории базы. Двух роботов, оказавшихся как раз в месте попадания, разнесло в пыль, еще три получили довольно увесистые удары осколками и были отброшены на несколько метров. А дальше началось такое, что Марсель ? закаленный сотнями боев рейнджер, немало повидавший на своем веку, застыл на месте с вытаращенными глазами и отвисшей челюстью.

Из пелены тумана, который в последние несколько минут стал значительно гуще, с лязгом прорисовалось массивное тело, медленно ползущее вперед под утробный рокот мощных турбин. Машина опиралась на восемь широченных станин, оснащенных шипастыми гусеницами и периодически плевалась огнем из различных стволов, заставляя доминаторов суматошно искать укрытие. Впрочем удавалось это единицам, ибо танк ? теперь Марсель сумел разглядеть тяжелый малокский танк-бастион «Мордер» ? не знал промаха и бил точно в цель, безупречно рассчитывая упреждение. Каждый его выстрел, независимо от того, из какого вида оружия он был произведен, в клочья разносил доминаторов и постройки базы. Однако на этом чудеса не исчерпывались.

Танк выполз на плато, нависающее над базой доминаторов и замер. Марсель, задумавшийся было о том, откуда «Мордер» здесь вообще взялся, только вытаращил глаза, когда танк разделился на составные части, которые с тяжеловесной грацией соединились в каком-то новом порядке и перегруппировались, формируя фигуру огромного робота, неторопливо встающего на ноги. Из конгломерата деталей проявились руки со стволами главного калибра, мощные торс и плечи, оснащенные десятком ракетных шахт и солидным набором пушек, между ними прорезалась голова с мерцающими льдисто-голубым светом глазами, из которой торчал ствол роторного бластера.

Робот медленно выпрямился во весь свой двадцатиметровый рост и сделал шаг по направлению к базе доминаторов, отчего земля вновь содрогнулась. Несмотря на свой огромный рост и массивность, двигался он довольно легко и даже грациозно, хотя пропорции его тела придавали роботу сходство с малоком, за которыми грациозности не водилось.

По броне робота пробежала цепочка разрывов ? доминаторы открыли огонь из всех стволов, но даже не поцарапали многотонную боевую машину. «Мордер» поднял руки и орудия главного калибра выплюнули факелы огня, а на территории базы расплескались бутоны разрывов. Два доминаторских завода снесло с лица земли, еще парочка получила повреждения, а роботы кинулись врассыпную.

Впрочем, далеко уйти им не удалось. Да и некуда было. Громадина-«Мордер» возвышался над периметром базы как маяк и отстреливал доминаторов из многочисленных стволов, торчащих казалось отовсюду. Попытавшиеся было огрызнуться защитные турели базы были напрочь сметены первым же ракетным залпом, причем выглядело это так, словно вся грудь робота вспенилась огненным клубком и рванулась навстречу отчаянно палящим доминаторским пушкам.

Следующими приказали долго жить плазменные буры и вообще все, что доминаторы понастроили вокруг выкопанной ими ямы. Заработал роторный бластер, украшающий голову красной громады и от буров, сфер и прочих непонятных конструкций полетели мелкие осколки. Попутно робот не переставал выпускать одиночные ракеты, которые совершали красивые петли и устремлялись каждая к своей цели. Такими были либо доминаторы, отчаянно пытающиеся спрятаться между постройками базы, либо сами постройки, точнее их слабые места, которые управляемые снаряды находили безошибочно. Ответный же огонь блазероидов, который ослабевал с каждым новым выстрелом «Мордера», не причинял тому практически никакого вреда. Лишь один раз выпущенная доминатором ракета сумела найти брешь между двумя броневыми пластинами на теле робота и пробить там заметную дыру, однако когда «Мордер» вновь повернулся к Марселю поврежденным боком, дыра уменьшилась вдвое, а через минуту и вовсе исчезла.

Еще несколько выстрелов невиданной боевой машины и от доминаторов вместе с их базой и таинственной деятельностью не осталось ничего, кроме дымящихся на грязном снегу обломков. Робот оглядел поле боя и опустил руки, а многочисленные орудийные стволы укрылись под бронированными шторками.

Марсель, который все это время просидел в ступоре, наблюдая подвиги «Мордера», пришел в себя и, встряхнув головой, тихо присвистнул. Затем попытался сдвинуться по камням чуть в сторону, поскольку пара скал закрывала ему обзор. Но даже едва слышный шорох, заглушаемый воющим в скалах ветром, похоже был услышан громадной машиной. Робот быстро повернулся на звук и вскинул руку с огромным стволом, по контуру которого сверкнули лучи системы наведения.

Марсель замер, проклиная себя за нетерпение. Робот тем временем, постояв еще несколько секунд в той же позе, неожиданно опустил руку и сделал шаг к убежищу рейнджера.

? Эй, человек, выходи, ? пророкотал его наполненный металлическими обертонами голос. ? Мы не враги...

Марсель медленно выбрался из укрытия и выпрямился, с чувством легкого ошизения разглядывая неожиданного союзника.

497 0 0