Глава 3
Будни героя

Сектор Валгир, система Капелла. 24 июня 3304 года.

Начиналось все как обычно.

Рейнджер Марсель уже вторую неделю слонялся по системам сектора Валгир, в поисках подходящего правительственного задания. Ничего стоящего все никак не попадалось, и Марсель уже серьезно подумывал о дислокации в соседние сектора - Айла или Фаави, когда на оперативной волне прошло срочное сообщение, призывающее всех свободных рейнджеров немедленно явиться в систему Авиор, которую только что атаковали доминаторы.

Лучшего варианта было и не придумать. Настрелять побольше доминаторов, приблизив тем самым очередное звание, а кроме того под завязку забить трюм трофейным (и весьма дорогостоящим) оборудованием и нодами - такой случай выпадал редко.

Конечно, можно было сунуться в одну из захваченных систем, но там все планеты были под контролем оккупантов, и на них невозможно было совершить посадку в случае чего. В Авиоре же ситуация была совсем иной - пока система была всего лишь атакована и любая ее обитаемая планета представляла собой базу для ремонта и дозаправки-перезарядки.

Поэтому Марсель долго не раздумывал. Его корабль был снаряжен всем необходимым и готов к бою. Рейнджер ввел в терминал навигатора требуемые координаты и звезды, искаженные эффектом Доплера, сопутствующим переходу в гиперпространство, размазались в линии и пропали.

Спустя некоторое время звезды засияли вновь, а перед Марселем открылась панорама системы с далекой звездой Авиор.

Внешне здесь все было спокойно, однако радар поймал ближе к орбитам обитаемых планет полтора десятка шустрых отметок, а сканер уловил радиовсплески, сопутствующие применению энергетического оружия большой мощности.

Марсель не спеша двинул корабль вглубь системы, не забывая поглядывать по сторонам. Доминаторы были далеко не глупы и запросто могли оставить пару-другую машин в засаде на границах системы, на случай прибытия гостей вроде него.

Компьютер тем временем обработал новую порцию данных со сканера и выдал данные на монитор. Результаты были неутешительными.

Впереди разыгрался нешуточный бой, и перевес был явно не за силами обороны системы, на которых доминаторы свалились как снег на голову. Судя по тому, что в Авиоре орудовали келлероиды, сделали это они традиционным способом - через открытую Келлером «черную дыру». В этом была их главная сила - Келлер свободно шуровал по всей галактике, используя эффективный метод гиперпространственных пузырей, и мог объявиться где угодно, в том числе и в глубоком тылу, в системах, которые уже давно считались прочно удерживаемыми силами Коалиции.

Так случилось и с Авиором. На границе системы открылась черная дыра, на которую поначалу никто не обратил внимания, поскольку явление было, в общем-то, обыденным. А когда из дыры вдруг посыпались келлероиды, силы обороны стали спешно мобилизоваться, только было уже поздно.

За два часа непрекращающегося боя доминаторы разнесли добрую половину военного флота планет Гордиу Прэту и Роока. А когда на помощь подошло подкрепление с Мэдэрито, оно попало под кинжальный огонь слегка поредевшего, но все же еще мощного флота агрессоров.

Вмешательство нескольких рейнджеров, вовремя прибывших в систему, слегка ослабило натиск, однако надолго остановить доминаторов не смогло. Двое смельчаков, решившихся атаковать мощный эквентор, едва сумели убраться подальше после его адекватного ответа из торпедных аппаратов. Не прибавляли радости и смерши в количестве пяти единиц, торпеды которых просто сыпались нескончаемым потоком, смертоносным градом обрушиваясь на всех, кто оказывался в поле зрения их сенсоров. Что же касается мелочи, вроде штипов и меноков, то эти просто действовали по принципу «все на одного» и сила их, по сути, слабого оружия, помноженная на количество атакующих, возрастала десятикратно.

Все это Марсель почерпнул из информационных сводок, оперативно обновляемых военными аналитиками. А кое-что видел и сам, например явный количественный перевес противника над силами Коалиции. Против семи уже изрядно потрепанных боевых кораблей выступали не менее полутора десятка разномастных доминаторов, которые явно не собирались, да и не умели отступать.

Было видно, что система Авиор обречена.

- Ну, это мы еще посмотрим, - сказал сам себе Марсель и активировал системы боя.

Своей первой целью он избрал штипа, который в погоне за беззащитным лайнером слегка отбился от основной массы доминаторов. Лайнер, оставляя за собой дымный хвост из поврежденного двигателя, успел нырнуть в атмосферу Мэдэрито, а штип, неожиданно обнаружив новую цель, переключился на нее.

- Объект зафиксирован! - сообщил бортовой компьютер. - Тип: доминатор класса «келлер», скорость пятьсот единиц, время до подхода на эффективную дистанцию поражения - одна минута!..

Штип впрочем начал стрелять раньше. Большинство зарядов ушло мимо, несколько гулко простучали по броне, даже не поцарапав ее. Марсель в ответ положил палец на гашетку, но решил дождаться команды компьютера.

Келлероид повторил атаку с тем же результатом. А затем в наушниках Марселя прозвучало сообщение «Цель в пределах зоны поражения» и штип, успев сделать напоследок еще пару выстрелов, разлетелся в клочья от прямого попадания очереди потокового бластера.

Однако следом потянулись другие. Радар продемонстрировал приближающиеся отметки еще двух штипов, а в некотором отдалении за ними следовал противник посерьезнее - смерш. Этот не стал размениваться на огонь с близких дистанций а с ходу выпустил две торпеды, которые набирая скорость устремились к кораблю Марселя.

- Тактическая оценка, - заговорил компьютер. - Время подхода авангарда противника и торпед совпадает.

- Хреново, - согласился Марсель и его корабль рыскнул в сторону, чтобы остаться один на один с торпедами. Штипы в данном случае были не столь опасны, хотя по оценке компьютера, получающего данные со сканера, были вооружены серьезнее, чем предыдущий.

Где-то над кораблем вдруг что-то сверкнуло, а затем к ближайшему штипу протянулась ракетная трасса. Доминатор попытался увернуться, но уйти от самонаводящегося снаряда не смог и резко потерял маневренность и скорость.

Радар пискнул, опознав своего, а спустя секунду, в кабине Марселя раздался жизнерадостный голос.

- Помощь нужна, колл’ега?

Марсель поднял голову. Прямо над его кораблем висел покачивая плоскостями гаальский рейдер. По специфическому рисунку пламени на его брюхе Марсель узнал рейнджера Нарана.

- Пока не требуется, но это ненадолго, - отозвался он, краем глаза следя за торпедами на радаре. Они не собирались ждать, пока рейнджеры наговорятся вдоволь и стремительно сокращали дистанцию.

- Твоя правая, моя л’евая, - просто предложил гаалец и, не дожидаясь ответа, закрутил бочку, уходя влево. Марсель тут же повторил маневр в противоположную сторону.

Трюк удался. Торпеды, зафиксировав две цели, недолго думая разделились и устремились каждая в свою сторону.

Дальнейшее было делом техники. Наран мастерски закрутил простецкий противоракетный маневр, а когда торпеда, купившись на вираж, стала срезать угол, выстрел из лазера словно бритвой срезал ей рулевые сопла.

Марсель же, попутно вспомнив о парочке недобитых штипов, направил машину в их сторону, а когда до противника оставались считанные метры, резко вывернул штурвал и на форсаже ушел в сторону. В следующее мгновение луч лазера вонзился прямиком в нос не отстающей торпеды.

Полыхнула мощная вспышка и покалеченные штипы кувыркаясь полетели в разные стороны, а корабль Марселя, целый и невредимый присоединился к машине Нарана, решившего померяться силами с приблизившимся на расстояние выстрела смершом.

- Отличный ман’евр, колл’ега, - похвалил гаалец.

- Рекомендую включить защиту, коллега, - в тон ему ответил Марсель.

Гаалец последовал совету и, как оказалось, вовремя. Смерш открыл огонь из электронного резака и, если бы не своевременное включение защитного поля, отразившего большую часть излучения, Наран лишился бы компьютера.

- Ого!.. - только и сумел сказать гаалец, выравнивая корабль, который из-за кратковременной потери управления швырнуло на бок.

Корабль Марселя, получивший более слабый импульс, управления не потерял, однако сам факт наличия у противника оружия, выводящего из строя бортовую электронику, рейнджера никак не радовал.

- Предлагаю подойти на расстояние эффективного поражения и раздолбать эту сволочь, - предложил Марсель, - пока остальные не подтянулись.

- Подд’ерживаю, - согласился Наран, - однако вынужд’ен зам’етить, что вр’емени у нас катастроф’ически мало…

Марсель бросил взгляд на радар и убедился, что гаалец прав. Две жирные отметки, означающие смершей, стремительно приближались, обещая прибыть в точку боя не далее как через пару-тройку минут.

- Поехали! - решил он и первым рванул к противнику. Наран устремился следом.

Они успели обработать смерш очередями из осколочных орудий и обездвижить его, повредив двигатель, когда оба корабля неожиданно резко потеряли скорость, словно натолкнулись на невидимую, упругую, но непреодолимую стену.

Марсель едва не встретился макушкой со стеклом блистера, спасли его только привязные ремни. В подобном положении, судя по заполонившим эфир ругательствам, оказался и Наран. Его корабль вообще едва не развернуло, и гаалец едва вернул взбунтовавшуюся машину на прежний курс.

- Какого хрена?.. - выругался Марсель, оглядываясь.

- Зафиксирован ретракционный импульс, - бесстрастно доложил компьютер.

- Чего?..

- Вероятность девяносто пять процентов применения противником третона.

- Чтоб его!.. - процедил Марсель сквозь зубы. - Это еще откуда?..

- Нич’его не пон’имаю… - отозвался Наран. - Мой радар глючит. На дев’ять часов выхватывает какую-то моб’ильную м’етку и тут же тер’яет…

- Че-о-о-о-орт!!! - вырвалось у Марселя который сразу понял в чем дело, но сделать больше ничего не успел. В следующее мгновение на рейнджеров обрушился смерш, сумевший, благодаря режиму маскировки, подобраться к ним практически вплотную.

Первая торпеда, которую доминатор выпустил практически в упор, досталась Нарану. Корабль потерял плоскость и неловко закрутился в пространстве. Мощный взрыв задел и самого смерша, однако почти не нанес повреждений и агрессор устремился на добивание гаальца.

Марсель попытался ему помешать и, по широкой дуге обогнав доминатора, отправил ему в корпус звено ракет, поотшибавших смершу половину плоскостей. Однако это сыграло злую шутку и с самим рейнджером. Увлеченный выбором момента, чтобы наверняка поразить смерш, он подошел слишком близко и противник, не раздумывая, накрыл его залпом из электронных резаков.

Все экраны в кабине корабля Марселя дружно моргнули и погасли. Двигатели заглохли, и машина продолжала по инерции нестись вперед, прямо на доминатора, который уже приготовил к пуску очередную торпеду.

Весьма некстати объявился и менок, который естественно, не стал ждасть в сторонке и кинулся на наиболее беззащитную цель, коей со всем основанием можно было считать Марселя.

Менок правда до него так и не добрался. Наран все же сумел наладить управление своим покалеченным кораблем и, вовремя развернув его, пальнул в менока из мультирезонатора. А вот смерш, хотя и поврежденный, все же выпустил торпеду, целя в неуправляемый корабль Марселя.

Марсель яростно дернул штурвал, но корабль на это никак не отреагировал. Системы, пораженные выстрелом электронного резака, до сих пор не восстановились, и было неизвестно, восстановятся ли вообще. А торпеда тем временем приближалась.

Слева промелькнуло нечто зеленое и летящая на полном ходу торпеда вдруг резко замедлила ход, а затем какая-то непреодолимая сила развернула ее на сто восемьдесят градусов. В следующую секунду она влепилась прямиком в выпустившего ее смерша. Полыхнул взрыв и доминатор разлетелся на гайки.

- Ух-ты! - изумленно проговорил Марсель, вертя головой в поисках неожиданного союзника. Им оказался пеленг-дипломат, хотя что он сделал, Марсель так и не понял. Теперь спаситель, как и положено мирному кораблю, активно улепетывал с поля боя, попутно обрабатывая потоковым бластером недобитого рейнджерами смерша.

Долго тот не продержался, успел несколько раз пальнуть в ответ из третона, пытаясь задержать дипломата, не преуспел в этом - на пеленга ретракционное излучение, казалось, не действовало совсем - и рассыпался на части от следующего удара.

Неожиданно откуда-то из космической тьмы выскочил стремительный силуэт гаальского пирата и устремился за дипломатом в типичном режиме агрессивной атаки. Сомнений его намерения не вызывали.

- Сволочь пиратская!.. - процедил сквозь зубы Марсель. - Тут и так не продохнуть, а он еще мирные корабли потрошит!..

Он попытался было связаться с пеленгом, благо связь после залпа резаков худо-бедно, но работала, но передатчик почему-то не сумел нащупать на стандартных частотах волну искомого корабля. Не помог и сканер, который ловил иногда лишь обрывки каких-то сигналов, но не более того.

- Чтоб ты сдох! - от души пожелал рейнджер в адрес интеркома, хотя тому это в принципе уже не требовалось. Марсель вновь бросил взгляд на поле боя. Пират как раз нагнал дипломата и завис над ним. Рейнджер в ярости сжал кулаки.

Однако, присмотревшись, Марсель вдруг обнаружил совершенно неожиданную вещь. Пират не нападал на дипломата. Он защищал его! Ни один из его выстрелов не был направлен в пеленгский корабль, а сунувшегося было к ним штипа он раскроил очередью из потокового бластера.

- Ну ни хрена ж себе!.. - изумленно присвистнул Марсель. - Это ж мир перевернулся, если пираты стали защищать мирные корабли!..

Правда, понаблюдав несколько минут, он понял еще две вещи. Во-первых, пират все же не защищал дипломата, хотя и не атаковал. Он просто следовал параллельным курсом, не проявляя никаких признаков агрессии.

Во-вторых, дипломат в защите не нуждался. Когда один из оказавшихся поблизости меноков рискнул было атаковать пеленга, в ответ с левого борта дипломата полыхнул такой залп, от которого агрессор начисто лишился плоскостей.

На помощь рассыпающемуся меноку бросился штип, однако дипломат выпустил одинокую ракету, которая сделала красивую дугу и разорвала штип в клочья.

Пират тем временем выстрелил тремя ракетами, которые синхронно развернулись и улетели куда-то вглубь системы. Марсель сначала даже не понял, что к чему, пока ракеты не врезались в некое невидимое препятствие, оказавшееся смершом, идущим в режиме маскировки.

Полыхнул тройной взрыв и обломки смерша полетели в разные стороны.

Взвыла тревога. Из тени планеты объявились ургант и эквентор и направились прямиком к кораблю Марселя.

Тот еще не успел отвести машину подальше, когда пират развернулся и устремился прямиком в атаку на авангардного доминатора.

Марсель с отвисшей челюстью наблюдал, как гаальский пират очередями из потоковых бластеров, которые явно превосходили по мощности даже доминаторские, буквально вспорол обшивку урганта, а затем влепил в пробитую дыру заряд мультирезонатора.

Полыхнул взрыв и потерявший управление ургант беспомощно повис в пространстве.

В это время откуда-то вынырнул пеленгский дипломат, который по идее должен был воспользоваться удобным моментом и сбежать из негостеприимной системы. Вместо этого, пеленг сделал вираж и, на большой скорости пролетев над огрызающимся огнем эквентором, который только успел подойти к точке боя, отстрелил в его сторону какой-то небольшой предмет.

Марсель с содроганием опознал в нем кварковую бомбу и судорожно вцепился в штурвал. Его корабль начинал потихоньку слушаться управления и стал набирать скорость, уходя в сторону. Взрыв кварковой бомбы обещал превратить в пыль все, находящееся в радиусе десятка километров и Марселю совсем не хотелось в этом радиусе оказаться.

Он практически успел. Мощнейшая вспышка ослепительно-голубого пламени, затмившая даже недалекий Авиор, на несколько минут превратила мир в засвеченный негатив. Уцелевшие еще датчики корпуса словно взбесились, посылая на монитор сигналы радиационной опасности, затем по одному начали выходить из строя от перегрузки. Следом корабль догнала ударная волна, от которой броня машины заходила ходуном, а у Марселя, даже защищенного компенсатором кресла, потемнело в глазах.

Он отстраненно подумал о Наране, который, судя по всему, оказался ближе к эпицентру взрыва и вполне мог не уцелеть. А так же о пеленге-дипломате и странном пирате, которые вообще оказались в эпицентре и, скорее всего, составили компанию уничтоженному эквентору, рассеявшись на атомы.

- Жаль, если так…- проговорил Марсель.

Управление еще работало, и Марсель повел машину к сияющей неподалеку Гордиу Прэту. Ему требовался серьезный отдых и, вполне возможно, лечение, а корабль… Что ж, корабль придется перебрать с носа до кормы.

А когда он уже запросил разрешение на посадку и следовал указанным посадочным вектором, мимо пролетели два до боли знакомых корабля. Пеленг-дипломат и гаальский пират, целые и невредимые, невозмутимо промчались мимо планеты, провожаемые изумленным взглядом Марселя, и устремились к границе системы, где исчезли в гиперпространстве.

498 0 0